Охота на банкиров

Кто и как ищет за рубежом деньги лопнувших банков?

Алексей Лунин

 Еженедельник «Аргументы и Факты» № 4. Заменят ли роботы человечество? 27/01/2021

Более 350 банков, закрывшихся в разные годы, ликвидируются Агентством по страхованию вкладов. Большинство их владельцев спрятали деньги от вкладчиков и других кредиторов. Что удаётся найти и вернуть?

Сенатор Сергей Пугачёв сбежал из России в 2011 г. после того, как обанкротился основанный им «Межпромбанк». Когда на родине Пугачёва обвинили в хищении из собственного банка миллиардов рублей, он заявил, что непосредственно финансовым бизнесом не руководил и никаких решений не принимал. Но в ходе международного разбирательства, возбуждённого по инициативе Агентства по страхованию вкладов (АСВ), было доказано, что сенатор ставил на документах особую пометку, означавшую одобрение сделки. Этот факт позволил привлечь Пугачёва к субсидиарной ответственности, дающей возможность арестовать его личное имущество и реализовать в пользу кредиторов. Сегодня бывший долларовый миллиардер и политик безвылазно сидит во Франции, а его дорогостоящие особняки, виллы и яхты продаются по всему миру.

О том, как выводят на чистую воду беглых банкиров, «АиФ» рассказывает первый заместитель генерального директора АСВ Андрей Мельников.

Преступления и наказания

Алексей Лунин, «АиФ»: Насколько велики финансовые дыры, которые обнаруживаются в банках после отзыва лицензии?

Андрей Мельников: В среднем стоимость реальных активов банков, с которыми сейчас работает АСВ, составляет примерно 13% от того, что числится в данных их баланса. И в 85% случаев природа этой дыры имеет криминальный характер. Это сознательный вывод активов, или, проще сказать, воровство.

— Всем ли вкладчикам и другим кредиторам хватает в этом случае денег?

— Система страхования вкладов позволяет большинству вкладчиков вернуть сбережения независимо от того, по каким причинам банк ушел с рынка. Существует лимит страхового возмещения, сейчас это 1,4 млн руб. для большинства случаев, в отдельных случаях — 10 млн руб. За 16 лет своей деятельности АСВ выплатило 4,2 млн вкладчиков 2 трлн руб. Агентство выплачивает деньги из специального фонда страхования вкладов и вместо них само становится кредитором первой очереди. Туда же в первую очередь попадают люди, чьи сбережения в банке превышали страховой лимит. Их требования учитываются за вычетом уже полученной страховки.

Кроме того, банк, как правило, остается должен средства своим клиентам — юридическим лицам. Их требования тоже сохраняются и, согласно закону, включаются в третью очередь кредиторов.

В каждом банке ситуация индивидуальна. Есть, например, с десяток банков, чьи бенефициары (акционеры и руководители, в чьих интересах выводились активы) добровольно закрыли реестры требований кредиторов всех трёх очередей. Так, например, поступил бывший сенатор и владелец обанкротившегося «Моего банка» Глеб Фетисов. В 2015 г. он перечислил на счёт АСВ 14 млрд руб. А есть банки, которые были разворованы подчистую. Там даже для кредиторов первой очереди денег хватает лишь на 7–10%. И единственный способ восстановить справедливость — это заставить рассчитаться по долгам тех, кто вывел активы и довёл банк до банкротства.

— Нечасто приходят новости о банкирах, которые реально были наказаны…

— На самом деле АСВ довело до суда уже сотни уголовных дел. Вынесено более 200 приговоров. Многие — с реальными сроками (см. инфографику). Кроме того, в ходе уголовных и гражданских процессов мы предъявляем к владельцам и руководителям банков иски, чтобы арестовать их личное имущество и продать его в пользу всех кредиторов. Сейчас у нас, например, в работе более 20 исков к лицам, контролировавшим банк «Югра» и приобретавшим на выведенные из банка деньги крупные бизнес-центры и нефтяные компании. По всем этим искам наложены обеспечительные меры на сумму свыше 220 млрд руб. А экс-бенефициар «Югры» и двое бывших топ-менеджеров находятся под следствием и пребывают под домашним арестом.

Нажмите для увеличения

Нажмите для увеличения

В бегах — миллиарды

— Что роднит схемы, по которым деньги исчезают из банков?

— Они не сильно разнообразны и достаточно хорошо известны. Используется несколько общих приёмов, позволяющих перевести деньги на другое лицо, — в результате выдачи кредита или иной сделки. Но бывают очень сложные, многоступенчатые схемы, с помощью которых потом деньги прячут и перепрятывают через другие банки, цепочки юридических лиц. Часто следы ведут за границу — в Великобританию, США, Канаду, Израиль, куда, кстати, перебираются и сами банкиры. Именно туда мы идём, чтобы начать судебные процессы, доказать их виновность и вернуть деньги кредиторам.

— Каков общий ущерб, нанесённый российским банкам и другим финансовым организациям в результате криминальных банкротств?

— Вся сумма, заявленная в наших исках о привлечении к субсидиарной ответственности акционеров и менеджеров, — 2,4 трлн руб. Судами удовлетворены требования на 860 млрд руб. Часть заявлений ещё на рассмотрении.

Скажу сразу, что даже удовлетворенные требования не гарантия возврата средств в конкурсную массу. Зачастую приставы обнаруживают, что у должников не осталось имущества в России и взыскать реально нечего. Поэтому мы ведем разбирательства за рубежом, пытаемся вернуть выведенные из страны активы. Сейчас у нас несколько очень сложных процессов в разных странах, и они еще не закончились.ему люди у нас воровать не боятся?

— Сколько должны фигуранты самых громких дел? Какие их активы уже найдены?— В 218 млрд руб. оценивается ущерб от действий совладельцев «Внешпромбанка» Георгия Беджамова и его сестры Ларисы Маркус. По решению английского суда активы Беджамова на сумму до 1,34 млрд фунтов арестованы по всему миру.

С 2015 г., в том числе в Великобритании и Франции, идут судебные процессы в отношении экс-сенатора и собственника «Межпромбанка» Сергея Пугачёва. С него российский суд постановил взыскать 75 млрд руб. Его имущество в разных странах также арестовано, часть по решению суда нам уже удалось реализовать. Так, совсем недавно мы продали два лондонских особняка Пугачёва, за 8 и 6,5 млн фунтов стерлингов.

Ещё 56 млрд руб. составляют требования к Анатолию Мотылёву — бывшему владельцу целой группы НПФ и банков, самый известный из которых — «Российский кредит». В ноябре 2020 г. Лондонский суд признал его банкротом и арестовал его зарубежные активы. И это прецедент: ещё никогда раньше банкира из России не банкротили на территории Велико­британии. Мы будем активно пользоваться этим прецедентом в интересах кредиторов других банков.

Розыск зарубежного имущества по всем этим делам продолжается. Какие суммы будут возвращены после завершения всех процессов, станет ясно года через два. Пока же мы предполагаем, что возврат по каждому из этих разбирательств составит несколько десятков миллионов долларов.

Детективные методы

— Почему все эти процессы тянутся годами?

— Проведение финансовых расследований и судебная работа требуют времени. Нередко активы рассредоточены в разных юрисдикциях, а экс-собственники банков, пользуясь особенностями правосудия на Западе, делают всё, чтобы до них было труднее добраться. Их активы к моменту ареста оказываются переоформлены на других лиц, скрыты в трастах и т. д. Чтобы найти их в других странах, нужно время, проведение многоступенчатых финансовых расследований. Это сложная, практически детективная работа.

— Кто ею занимается?

— Здесь мы исходим из того, какие задачи стоят перед юристами и где находятся активы. В обычных ситуациях, если активы находятся на территории РФ, мы в основном обходимся силами штатных юристов нашего агентства. Но ведение дел за границей требует специальных навыков, знания законов других стран. В этом случае эффективнее нанять профессионалов, которые на этом специализируются. Однако разыскные мероприятия за рубежом стоят дорого. И кредиторы далеко не всегда готовы тратить на них деньги, оставшиеся в конкурсной массе. Здесь кредиторы должны для себя решить, готовы ли они направить часть средств на ведение судебных преследований за рубежом и ожидать результата в течение нескольких лет. Есть случаи, когда кредиторы принимают подобные решения. Есть случаи, когда, наоборот, кредиторы отказываются от ведения дел за рубежом.

Поэтому с этого года мы по образцу Запада внедрили в наш инструментарий такую практику, как судебное финансирование. В этом случае мы привлекаем специальных юристов — можно сказать, «охотников за головами», которые за свой счёт ищут активы сбежавших банкиров. А кредиторы готовы платить им процент от взысканных сумм, заранее оговорённый гонорар успеха условно, например, в 30–40%.а. Как деньги взяточников возвращают в казну

— Не слишком ли много?— Мы проводили специальное исследование этого рынка, и оно показывает, что такая сумма является справедливой платой за те риски, которые берет на себя компания-инвестор. В среднем по миру такая услуга, как поиск активов, стоит около 50%. При этом деньги инвестор получает только в случае успешного результата. А каждый процесс, например, в Лондоне обходится в 3–5 млн фунтов стерлингов. Первой юридической компанией, которую мы наняли в рамках такого подхода, стала «А1», которая ведёт сейчас за рубежом процессы по делам «Внешпромбанка» и «Межпромбанка».

— В 2019 г. «А1» объявила денежное вознаграждение за сведения об активах Беджамова и Маркус. Объявления были размещены в международных аэропортах Москвы и на грузовике, ходившем по Лондону. Есть результаты?

— Насколько я знаю, люди с информацией появились. Но мы деталями не располагаем. Хочу обратить внимание: эта рекламная акция была решением «А1». Она формирует свою стратегию самостоятельно, принимая на себя всю ответственность и риски. Мы же видим: арестовано имущество Беджамова на десятки миллионов долларов и в том числе в результате её работы.

— Какое продолжение получит эта практика в будущем?

— В 2020 г. мы объявили отбор компаний, готовых финансировать работу по поиску активов. На сайте АСВ вывешен список из 278 банков, НПФ и страховых компаний, имущество собственников которых мы разыскиваем. В ответ поступило более 40 заявок, с тремя компаниями уже подписаны договоры, а договоры ещё по восьми банкам — на этапе заключения.

Одна из компаний, с которыми уже заключен договор, в частности, займётся таким сложным делом, как поиск активов бенефициаров «Пробизнесбанка» Сергея Леонтьева и Александра Железняка, которые скрылись в США. В Европе у Леонтьева уже арестованы денежные средства на 120 млн долл., ведутся судебные разбирательства в Австрии и на Кипре.

Есть желающие найти имущество бывшего главы «Татфондбанка» Роберта Мусина, в отношении которого мы тоже запустили процедуру привлечения к субсидиарной ответственности. По нашим сведениям, у него в Швейцарии арестовано имущество на 30 млн франков.

Мы действуем активно и последовательно, поэтому, думаю, в ближайшие год-два у нас появится немало новых исков к людям, которые сбежали с деньгами кредиторов за пределы России. Надеюсь, что и результаты для кредиторов окажутся хорошими.

 

— Какие другие методы поиска финактивов, используемые в международной практике, стоило бы внедрить в России?

— Есть Международная ассоциация страховщиков депозитов (IADI), которая объединяет более 100 таких организаций, как наша. Мы внимательно изучаем опыт коллег, работающих десятилетиями. Но можно сказать, что в мировой практике в целом нет принципиально других инструментов, которые мы пока не используем. Везде инструментарий плюс-минус похожий. Разница может быть в организации судебной системы, национальном законодательстве и т. д., но это то, с чем как раз и работают специалисты.

Также может быть разница в наличии или отсутствии единого координирующего финансовые расследования органа. У нас этот вопрос тоже недавно обсуждался, и был согласован комплекс дополнительных мер по организации возврата из-за рубежа активов, полученных в результате совершения преступлений на территории Российской Федерации. Координацией данных процессов между всеми участниками будет заниматься Генеральная прокуратура.

Нужно сказать, что Россия пользуется в IADI большим уважением. Недавно, в ноябре 2020 г., президентом этой организации впервые избран представитель нашей страны — генеральный директор АСВ Юрий Исаев. Он будет координировать взаимодействие страховщиков депозитов со всего мира в течение ближайших двух лет. В ситуации, когда геополитическая ситуация оказывает большое влияние на представительство России в различных международных организациях, это большой успех.

https://aif.ru/money/corruption/ohota_na_bankirov_kto_i_kak_ishchet_za_rubezhom_dengi_lopnuvshih_bankov

This entry was posted in 1. Новости, 3. Научные материалы для использования. Bookmark the permalink.

Comments are closed.