Новая статья вице-президента Союза В.С. Овчинского

Пандемия ненависти

Коронавирус несёт не только болезнь, но и насилие в обществе

Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш в своём обращении в мае 2020 года заявил, что пандемия коронавируса вызвала «цунами ненависти и ксенофобии».

Экстремистские сообщества во всём мире подхватили тему COVID – 19 — и используют ее для распространения вражды и призывов к насилию. Это констатируется сразу в нескольких докладах международных центров по исследованию терроризма и экстремизма, опубликованных в апреле – мае 2020 года:

- доклад координатора Евросоюза по антитеррористической деятельности (Жиль Кершов);

- доклад Европейского центра исследований безопасности Джорджа К. Маршалла (германо – американское партнёрство) «Пандемия COVID – 19: предварительная оценка развития терроризма в государствах Запада» (автор – Джеймс К. Витер);

- доклад Института международной политики по борьбе с терроризмом (Герцилия, Израиль) «Вирус ненависти: крайне правый терроризм в киберсреде» (Габриэль Вейман, Наталья Масри);

- доклад центра SOLUTIONS “COVID – 19 и терроризм» (Андреу Силк).

С начала пандемии количество террористических актов сократилось. Многие меры по сдерживанию распространения заболевания — в частности, закрытие границ, ограничение передвижения и усиленное присутствие полиции — усложняют для террористов возможность совершения терактов.

Но пандемия COVID-19 имеет неисчислимые экономические, социальные и политические последствия в глобальном масштабе. Торговля во всем мире резко сократилась, поскольку границы закрылись, фондовые рынки резко упали, многие предприятия прекратили торговлю, а безработица взлетела до беспрецедентного уровня. Правительства были поражены скоростью и масштабами кризиса. Многие ввели чрезвычайные меры, резко ограничивающие общественные и личные свободы. Возникла уродливая форма «коронавирусного национализма», хотя такая реакция противоречит решению глобальной проблемы, требующей международного сотрудничества.

Ультраправый экстремизм

Экстремисты целенаправленно используют в своих целях текущую кризисную ситуацию и, в частности, неопределенность и страх в некоторых частях населения. Особенно ситуацией с пандемией злоупотребляют правые экстремисты, пропагандируя ненависть по отношению к меньшинствам, распространяя теории заговора и подстрекая к расовой, национальной, религиозной войне.

Наблюдается усиленное враждебное отношение по отношению к религиозным и этническим меньшинствам. Правые экстремисты ведут враждебную кампанию прежде всего против азиатов, называя их «вредителями» и «паразитами». В результате во многих странах уже имели место расистские нападения. Согласно Глобальному индексу терроризма, количество инцидентов с крайне правыми террористами на Западе за последние пять лет возросло на 320%. Как и ИГ, крайне правые группы заявили о своем намерении использовать последствия вспышки COVID-19.

Ещё в конце марта 2020 года сотрудники ФБР застрелили неонациста в Миссури, который готовил подрыв больницы, где лечили жертв COVID-19, автомобилем, напичканным бомбами.

Некоторые экстремисты полагают, что пандемия ускорит социальные и политические изменения, которые будут способствовать авторитарному правлению. Сторонники активно участвовали в онлайн-пропаганде теорий заговора, дезинформации и насилия в отношении меньшинств, критической инфраструктуры и даже на агентов Федерального агентства по чрезвычайным ситуациям (США).

Запрещенные крайне правые группы, такие как дивизия Атомваффен и Северное движение сопротивления, вместе с отдельными неонацистами и белыми сторонниками превосходства призвали к нападениям на полицию и на еврейскую общину.

Группы правых радикалов пошли ещё дальше,чем салафитские и джихадистские группы в определении конкретных целей и методов атаки. Обсуждаемые методы включают использование аэрозольных баллончиков, наполненных биологическими жидкостями от инфицированных людей, или распространение вируса при кашле или прикосновении к любой поверхности, используемой людьми в магазинах и в общественном транспорте. Крайне правые экстремисты были особенно активны в социальных сетях во главе с «акселерационистами», которые считают, что акты насилия могут ускорить неизбежный крах того, что они считают глобально связанным, вырожденным обществом. Крайние правые предложили свою идеологию в качестве решения для аудитории, захваченной вирусом и воспринимаемой как все более восприимчивая к поддельным новостям, теориям заговора и экстремистским материалам.

Наиболее эффективной пропагандистской стратегией ультраправых является использование дезинформации. Изначально политика дезинформация была делом государства, когда правители, правительства и их спецслужбы использовали пропаганду для влияния на политический ландшафт как внутри страны, так и за рубежом. Дезинформация была, главным образом, привилегией тех, кто у власти. Сегодня рост цифровых платформ изменил эту ситуацию, и теперь отдельные террористические и экстремистские группы, просто озлобленные люди имеют доступ к платформам, которые могут распространять дезинформацию и создавать напряженность в обществе. Согласно специальному исследованию, проведенному группой «Исследуйте Европу» (2019), «есть убедительные аргументы , чтобы связать рост неонацистов и неонационалистов в США и по всей Европе с этим новым явлением».

Онлайн-присутствие крайне правых развивалось в течение трех десятилетий с использованием систем досок объявлений, веб-сайтов, онлайн-форумов и, в последнее время, социальных сетей. Социальные медиа алгоритмически усиливали, ускоряли и распространяли политическую реакцию правых избирателей, которую использовали радикалы, делая крайние точки зрения более терпимыми в публичном дискурсе. Способности крайне правых групп манипулировать публичным дискурсом обусловлена ​​принятием ими практики и эстетики троллинговых и игровых субкультур, где они оттачивали свою способность использовать тексты, мемы и видеофильмы для применения эмоциональных призывов и поощрения при участии в антииммигрантских и националистичесих дискуссиях.

Нынешняя пандемия коронавируса принесла беспрецедентную угрозу жизни, доходам и благополучию всего населения. Для крайне правых экстремистских групп это уникальная возможность распространять ненависть, страх, панику и хаос. По мере распространения вируса он становится наиболее доминирующим контентом в крайне правых СМИ и в онлайн-чате. На онлайн-платформах, таких как Telegram, Gab, Instagram, Facebook и Twitter, крайне правые группы и отдельные лица продвигают теории заговора, беженцев как козла отпущения и выдвигают аргументы в пользу закрытия границ для них навсегда.

Со времени вспышки в начале декабря 2019 года на таких веб-сайтах, как Telegram, 4chan и Gab, были сообщения, связывающие коронавирус с расистскими и антисемитскими оскорблениями и мемами. Это варьировалось от расистских постов до пародий на китайцев, насмехающихся над своей гигиеной и привычками питания. Среди крайне правых вирусов ненависти есть множество теорий заговора. Эти теории часто играют в антисемитизм или ксенофобию против китайцев, указывая на роль китайского правительства или «еврейской глобальной элиты» в этой вспышке.

Другие заговорщики выдвигают теорию о том, что эта болезнь была произведена США и / или Израилем в качестве биологического оружия для борьбы с такими соперниками, как Китай и Иран.

Самый тревожный аспект крайне правой кампании, связанной с коронавирусом, — это призыв к реальным атакам, предполагающий, что текущие обстоятельства способствуют насилию, а также помогают злоумышленникам не попасться.

Крайне правые террористы выступают за использование коронавируса в качестве биологического оружия против своих врагов: зараженные люди должны «посетить вашу местную синагогу и обнять как можно больше евреев», говорится в одном посте. Один крайне правый плакат также советует: «Кашель на вашем местном меньшинстве». Другой призывает к той же тактике против критической инфраструктуры, написав: «Кашель в вашей местной транзитной системе».

В группе Telegram они обсуждали такие варианты, как оставить «слюну на дверных ручках» и распространить её среди своих «врагов». информации и ресурсов общественного здравоохранения и безопасности, предлагаемых в этих местах.

Поддельные новости, слухи, мистификации и теории заговора, которые были распространены во время пандемии коронавируса, не только отражают предрассудки в отношении азиатов, евреев, китайцев, иностранцев, иммигрантов, но и представляют их в причинно-следственной структуре. Это причины появления вируса : «их нужно обвинять и наказывать».

Новые формы экстремизма

Наблюдается рост числа воинственно настроенных активистов, являющихся сторонниками новых теорий заговора. Например, верящих в то, что китайский Ухань является испытательным полигоном для новой технологии 5G и в этом состоит действительная причина заболевания Covid. Эксперты по терроризму говорят о «технофобах», на которых они возлагают ответственность за несколько поджогов вышек сетей 5G в Великобритании и Нидерландах. Из-за ограничительных мер, принимаемых государствами во время пандемии, усиливается и протест антиправительственных активистов — например, анархистов или «радикальных либертарианцев». По мнению экспертов, количество таких демонстраций, частично проходящих с применением насилия, может возрасти.

Джихадизм

По-прежнему велика и террористическая угроза, исходящая от джихадистов, предупреждают эксперты. Несмотря на то, что теракты пока единичны, больницы и другие медицинские учреждения в текущей ситуации являются для исламистов привлекательными объектами для совершения терактов».

С точки зрения исламистов, коронавирус является наказанием Бога для «неверных». По их мнению, Аллах мстит своим врагам, в частности за преследование мусульманского меньшинства уйгуров китайским правительством. Иранский режим частично возложил ответственность за вирус на Израиль и назвал коронавирус «западным или cионистским биологическим оружием».

Лидеры запрещённого в РФ Исламского государства (ИГ) описали пандемию как «худший кошмар крестоносцев». Первоначально они предупреждали бойцов о том, что им не следует выезжать в районы, затронутые COVID-19, но впоследствии, в многочисленных заявлениях, ИГ призвала одиночных боевиков проводить атаки для повышения уровня страха, уже присутствующего в пострадавших государствах Запада, ссылаясь на успешные теракты в прошлые годы в Париже, Лондоне и Брюсселе, подчеркивая. При этом подчёркивая, что не следует давать пощады врагам, которые ранее не щадили при бомбардировках мусульманское гражданское население. Сторонники ИГ призвали также к нападениям в Индии и Китае.

Террористические группы хорошо знают, что миллионы людей в основном находятся в своих домах и, следовательно, проводят больше времени в Интернете и социальных сетях. Для групп джихадистов было обычной практикой утверждать, что любое стихийное бедствие во вражеских государствах является волей Бога и дает возможность совершать нападения. Следовательно, и Аль-Каида, и ИГ усилили свою пропаганду, включая апокалиптические видеоролики на YouTube, которые по-разному обвиняют евреев и Америку в COVID-19.

Призрак биотерроризма

Пандемия породила призрак биологического терроризма с использованием COVID-19 в качестве биологического оружия (БО). В своем выступлении в Совете Безопасности Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш особо отметил угрозу биотерроризма коронавируса, предупредив, что «негосударственные группы могут получить доступ к вирулентным штаммам (способным вызывать заболевание – В.О.), которые могут стать причиной подобных разрушений для обществ по всему миру». Многие террористические группы стремились использовать БО, но исторически сложилось так, что террористам было очень трудно использовать это оружие.

Разгон БО является трудным и непредсказуемым. Тепло от самодельного взрывного устройства, предназначенного для рассеивания агента, могло бы убить большинство организмов, в то время как ветер или дождь могут значительно ухудшить их воздействие. Богатая финансами японская культовая террористическая группа Аум Синрикё потратила целое состояние, пытаясь создать БО в 1990-х, но потерпела неудачу.

Лидеры современных террористов рекомендуют зараженным членам групп посещать мечети и синагоги, ездить на общественном транспорте и даже загрязнять долларовые купюры. Эти сценарии атак могут показаться причудливыми, но они создают вероятность того, что боевики — одиночки могут попытаться практиковать примитивные формы биотерроризма.

Во время кризиса, вызванного вирусом Эбола в Африке в 2014 году, были сообщения о том, что ИГ пытался использовать людей, инфицированных вирусом Эбола, в качестве систем доставки вируса, но нет убедительных доказательств того, что это действительно было предпринято.

Как было отмечено выше, правые экстремисты видят потенциал для использования коронавируса аналогичным образом.

Выводы

Эксперты всех исследовательских центров ожидают, что будут периодически возникать террористические акты одиночек, особенно со стороны правых экстремистов.

Нападения групп террористов, такие, как в Париже в 2015 году, маловероятны, так как действующие чрезвычайные ограничения на поездки и собрания остаются в силе при поддержке интенсивного присутствия полиции и военных на местах.

Экстремистская онлайновая риторика и угрозы будут усиливаться. Эта деятельность может найти относительно широкий отклик у людей, которые до сих пор не были вовлечены в экстремистскую среду.

После пандемии COVID-19 остается возможным возникновение новых форм терроризма, вдохновленных предполагаемым провалом капитализма, глобализации и даже самой демократии, чтобы справиться с крупнейшим мировым экономическим кризисом с 1945 года.

В долгосрочной перспективе более угрожающим будет сокращение военного присутствия в регионах с существующей салафитско-джихадистской деятельностью. Потенциально это может создать вакуум безопасности, который позволит террористам вновь планировать и направлять серьезные нападения.

Маловероятно, считают эксперты, что западные государства будут готовы отдать борьбе с терроризмом приоритет, который они поддерживали с 11 сентября 2001 года с точки зрения финансовых, технических и людских ресурсов. Общественное здравоохранение как приоритет национальной безопасности потребует гораздо большей доли ресурсов, чем когда-либо прежде.

С последним выводом вряд ли можно согласиться, потому что любая власть — и демократическая, и авторитарная прекрасно понимает, что в новом, пандемическом мире безопасность, защита от массовых протестов, экстремизма и терроризма требует финансовых вложений не менее, а более значимых, чем медицина.

http://zavtra.ru/blogs/pandemiya_nenavisti#

 

This entry was posted in 1. Новости, 3. Научные материалы для использования. Bookmark the permalink.

Comments are closed.